Народный рыболов

rybolov.tibro.ru

Сайт для любителей рыбной ловли

Главная

Книги

 

 

Меню сайта

О рыбах

Ловля рыбы

Язь

Ёрш

Линь

Лещь

Сазан

Карась

Плотва

Густера

Голавль

Уклейка

Краснопёрка

Щука

Судак

Ротан

Угорь

Окунь

Налим

Лосось
Свой среди рыб

Полезные советы

Рыбацкие байки
Реквизит рыбалова
Словарик рыбалова

Календарь рыболова

Меры безопасности

Рыбные рецепты

 

Ссылки

 

Орфография

Система Orphus

Реклама

 

Реклама

 

Лосось - Снасти по лососёву душу

«Уженье лосося, рыбы, не имеющей равных по силе, быстроте движений и неутомимости, бесспорно, самое трудное, тем более что оно в большинстве случаев требует большой ловкости при закидывании удочки. По всем этим причинам в Западной Европе и в Англии по преимуществу ловля лосося составляет высший рыболовный спорт, доступный далеко не всякому и даже искусному охотнику, так как это уженье вместе с тем и самое дорогое и более, чем какое другое, обусловливается совершенством всех принадлежностей», - писал Л. П. Сабанеев в книге «Рыбы России» в 1892 году.

Если говорить о снастях, то хочется остановиться лишь на спиннинге и нахлысте, как наиболее спортивных проявлениях рыбацкой вседозволенности. Мне могут возразить - а как же поплавочная удочка впроводку, блесна зимой, донки, кораблик, наконец? На что я мгновенно покрою, что знаю людей, умудряющихся ловить лосося руками, используя для их обнаружения гибкую и тонкую ивовую веточку - «тычок». И никак недоступен никаким рыбинспекторским уловкам мужичонка в химзащите, что-то проворящий голыми руками под корягой или камнем.

- Главное - медленно - медленно! Нет, ты не внял, м-е-е-е-е-дленно, - поучал автора виртуоз тычка Валера по кличке Шрам. - Нащупал родимую -не суетясь, и, слышь, медленно ведешь пятерню вдоль тела, особо не стискивая пальцы, жди, когда сунешься под жабры, тут-то пахану и крышка, вали его на берег, пока дьявол не опомнился.

И ведь не брехал Шрам, очевидцы живы-живехоньки и ныне. Знавал я и лучилыциков с лампами-фарами и корбидчиков, азартно промышляющих на икрометах, подглядел однажды даже спеца с сачком, что норовил изловчить бедолаг в воздухе, когда подталкиваемые инстинктом лососи пытались одолеть средней руки водопад на одной из речек на западе Мурманской области. Одно только перечисление известных теперь проказ по лососеву душу займет не менее страницы убористого текста, но отнюдь не с ними сердце истинного охотника за приключениями (по правде сказать, один мой знакомый с упоением рассказывал, как тяжело ловить жаберными сетками и какое наслаждение он при этом испытывает). Ведь самая здоровенная рыба сидит сразу за тем поворотом, до которого порою нам бывает не добрести и за целую жизнь.

Не хочу утопать в технических головоломках при упоминании о снастях - многие рыболовные книжонки сегодня без специального дешифро-вальщика терминов и уразуметь трудно. Запомните главное - снасть должна быть ладной. За этой фразой я вижу владельца и удилище как единый организм, а также умение использовать достоинства катушки и лески. Спору нет, прелестно обладать катушенцией «Shimano Sustain» вкупе с палкой «G. Loomis GLX», потратив на красивые побрякушки под 1000 долларов, только многие ли могут позволить себе обладать такой роскошью - ведь ненароком наступишь еще в потемках: лососевые таинства - дела общие, тут не отсторонишься. Да и разве не набредет на ум эпизод с обязательным «дуриком» на заднем плане с деревянной дубиной из только что обструганной совсем не прямой березины и консервной банкой из-под зеленого горошка, служащей заместо катушки. Вдруг выходит этот небритый детина из кустов и тотчас начинает срамить признанных мастеров, впрах общипывая весомым результатом чудеса заморской технологии.

Один из моих сослуживцев по лососевому призыву - Вова Линденвальд  никогда не отличался ни бережливостью, ни роскошью инвентаря. Например, спиннинг его не разбирался никогда, а так и валялся то там то сям с вечно ржавой вертушкой, зацепленной за дугу простейшей безы-нерционки. Зато удачлив прохвост был - слов не найдешь для описания: и первая рыба его, и наибольшая его, да и на номере на Вову, ясное дело, знатный лось валил без раздумок.

»Моя рыба от меня не уйдет», - любил поучать ротозеев данный мастерила, любитель сладко поспать и вкусно покушать.

И верно, совсем не рано объявлялся Линденвальд в устье Шадьмы, на Ояти, но тотчас укарауливал мощную поклевку, в то время как прочая экспедиция тщетно барабанила по окрестным тайникам спозаранку. Однажды он даже умудрился голыми руками просто за леску вытянуть четырехкилограммовую Дюймовочку, севшую всего за один зацеп, когда его гадкий стеклопластиковый спиннинг корейского производства дал дуба от резкой подсечки.

Катушку лучше иметь безынерционную, не менее чем на двух подшипниках - это важно, хотя за количеством гнаться не следует, главное, чтобы машина ездила, а когда она простаивает, то все одно - «мерс» это или подслеповатый «жигуль». Угле-пластиковое удилище теперь не роскошь, а средство удовлетворения, и доступно оно практически любому рыболову. А остальное - кто как предпочитает. Если вы рыбалите на широких протоках, где требуется необычайно дальний заброс, да еще тяжелыми блеснами, то тут не обойтиы без жесткого трехметрового двуручника. Ну а на маленьких, заросших хитрющим кустарником струях с «палкой» более метра восьмидесяти и появиться негоже, причем гибкое она должна быть, ако хлыст деревенского пастуха. Хотя опять же, в лососевых переделках правил не было и не мне их придумывать.

Могу упомянуть забавный момент, когда на волне рекреационного интереса к России со стороны иноземных захватчиков, то бишь в 1988 году, ваш покорный слуга был откомандирован Росохотрыболовсоюзом (теми годами я обозначался ихтиологом Ленинградского областного общества) на Кольский полуостров для подбора возможных мест по ловле семги спортивными снастями - спиннингом и нахлыстом.

В дозор отправились мы вдвоем с Лешей Кожаевым, сегодняшним большим Петербургским охотничьим начальником, а тогда простым охотоведом ЛОООиРа. Председатель мурманского общества Всеволод Арсентьевич Гневашов был порядочным человеком и солидным знатоком творчества Айвазовского, но по семге в академиках не значился. Он прикрепил нас к инструктору по служебному собаководству Володе Дьяченко. Ихтиолог там, конечно, был тоже - Лена Бывшева, но, во-первых, она тетка, а значит, больше теоретик, чем в лес за грибами ходить, ну а самое главное - собаковод укращал казенный «уазик», что было совершенно оправданно на Кольских высокоскоростных хайвеях.

Вооружены мы с Алеханом по тем временам были знатно (делайте скидку на год и слабо проницаемый для импортных экипировок железный занавес) - японские пластиковые спиннинги «Elite» по два метра сорок сантиметров каждый и такие же косоглазые катушки «Riobi», будь они неладны, но об этом чуть ниже, да килограммов по десять железа на брата, в виде блесен, конечно, - хоть в музей сдавай. Ведь экипировали нас первейшие умы Ленинградской лососевой диаспоры 60 - 80 годов: Строгин, Куликов, Бяков, Кадыков, Гор-бань... Вдобавок обмолвлюсь, что порыбачить легально на речке типа Колы тогда мог лишь приближенный к «самому», но никак не ниже. Так вот, вышеупомянутый собачник Дьяченко экипировку и оснастку имел наипримитивнейшую, если не сказать больше - дрянную даже по периферийным мурманским номиналам. Спиннинг его оказался многокомпозитным - средняя часть из обычной дюралевой трубки, прочие составляющие - из стеклопластика разного цвета и длины. Как вся эта мозаика соединилась воедино, знал лишь хозяин палки. Поношенная скрипучая катушка, наверное, когда-то называлась ЛЭМЗ (на электромеханическом заводе в Питере сидел инженер - Юрий Петрович Чеснович, вседос-тупно компилировавший иностранные разработки в совковых допусках). Надежным в ней был только угрожающий треск, который отчетливо слышали браконьеры по ту сторону Колы. Моя бы воля, я бы близко такое позорище к речке не подпустил, в лучшем настроении позволил бы деревенскому мужику поспин-нинговать для оттяжки настроения по коровьим задницам. И что же? Мистер Дьяченко на свои корявки тягал семгу одну за одной - и маленькую, и большенькую, зато мы шебуршили вхолостую. Он бы так и продолжал мусолить издевки в сторону питерских зазнавал, если бы на пятой кряду семужине - маме кило на шесть - не обломал начисто спин-нингоподобный дрючок.

Сраму и шуму собиралось над заезжими головами немало, и все именно так бы и произошло, пройдись мы с нулями по Коле, но минут за десять до обозначенного времени на отъезд, с благословения обычной черноспинки завода «Балтика», до меня снизошла иссине-серебряная самочка неописуемой красоты и вальяжности. Прочих последующих я уже и запамятовал, но эту мадам точно не забуду никогда. Хотя вправду сказать, все не так празднично складывалось - на первой же подсечке хваленая «Riobi» предательски щелкнула, дзынкнула и при натужном вращении ручки, которая еще ко всему тому скособочилась и забастовала, мне почудилось, что я напрочь срезаю зубы недоношенных за бугром шестеренок. В общем, я молил Бога, чтобы не опростоволосил он паренька за полярным кругом, и, видимо, делал это так рьяно, что флюгер, чуть поколебавшись, вертанул-таки в нужном направлении - минут за пятнадцать бойни с мерзким механизмом рыбина подсдалась, не подвела лесочка 0,35 из Швеции и самокаленые тройники от Зеленовского, что мы традиционно ставили на серьезные мероприятия вместо «Балтийской» мурунды.

Здесь я и догнал первый правильный вывод - леска не последняя виолончель в джазовом фестивале. Проверяйте ее качество на разрыв перед каждой лососевой сшибкой, храните в защищенных от солнца местах, а после ловли в сомнительных по чистоте водах не поленитесь про гнать через тряпочку с химраствором. Настоящий спортсмен рулит в районе 0,25 - 0,4, и ему хватает ощущения на разрыв для вываживания любого упрямца.

Современные технологии особен но выравняли силы лососятников нахлыстовом исполнении. Еще лет сорок назад четырехметровым бамбуковым удилищем не каждый здоровяк мужского пола зашвырнул бы муху метров на двадцать. Теперь же при посредстве высокомодульного углепластика, который в нахлыстовом трактовании и 90 граммов не весит, это достижение побьет всяка восьмидесятилетняя сморщенна старушенция.

Бамбук раньше приходилось сушить после дождя, а шелковые шнуры регулярно подпитывались льняным маслом. Шнуры были тяжелее воды, но медленно тонули. В последние годы технология совершенствования удилищ шла по дорожке уменьшения веса и увеличения гиб Кости, причем последняя увеличилась до такой степени, что нормамный нахлыст можно свернуть кольцом, то есть достать вершинкой до комля. Но учтите, сделать этот фоку можно лишь с дорогими удилищам таких фирм, как «G.Loomis», «Sage: «Thomas & Thomas». He рекомендую производить такие выходки «Daiwa» или «Shakespere» - велика вероятность, что они сломаются. По этому для нахлыста, где вес играет одну из главных ролей, качество материала имеет первостепенное значение. А значит, и цена удовольствия нарисуется повыше.

Для ловли лосося пригодны удочки 6 - 10 класса. Если говорить по-простецки, то чем выше номер, тем большую нагрузку выдержит палка. Хотя большинство серьезных лосо-сятников ограничиваются 8 - 9 классом, которые покроют все разумные И несбыточные семужьи размеры. Длина таких удочек 2,4 - 3 метра. Все они входят в категорию одноручников и довольно широко распространены в Европейской части России. Существуют также и двуручники - длиннющие нахлыстовые удилища, около 5 метров. Выхлест шнура здесь производится с помощью обеих рук. Собственно, это и есть классический нахлыст, зародившийся в Англии и очень популярный там до сих пор (с обязательной твидовой кепкой, белой рубашкой и шелковым платком на шее). Но в России спецов на этой станции можно пересчитать по пальцам (один из лучших - фанат-лосо-сятник Серега Соколов из Питера), и все, конечно, из-за дороговизны снасти. Приличный двуручник потянет Никак не менее 400 американских долларов. Можно, правда, извернуться и на удочку 4 класса выудить шестикилограммовика, что, кстати, произошло с автором в сентябре 1998 на реке Колпакова (есть такая на Камчатке), но это будет уже сплошное извращение. Просто я рассчитывал на микижу, что прежде в загаданном местечке за основной струей никак не превышала двух килограммов, а ловили мы там уже четвертый раз кряду. Но надо же было такому произойти, что на первый же заброс «мышки» (есть такая искусственная мушка из оленьего волоса, один в один копирующая живого мыша, только вполовину меньше) на крюк подсел хитромудрый кобель позднего кижуча. Вот и пришлось мне с ним пободаться, пользуясь четвертым классом: минут 35 убеждал негодяя, что я прав, а выручила меня в данной ситуации хорошая катушка. Плюс к тому - вопрос жизни и смерти в первые минуты поединка - не напрягать лосося чрезмерными потугами, а дать всласть порезвиться, не ослабляя, естественно, контроля за леской или шнуром, и уж только затем тянуть, усердствуя с оглядкой на снасть и окрестные пейзажи.

На самом деле катушке в нахлыс-товой триаде (шнур - катушка - удилище) отводится наипоследнейшая роль. Она всего лишь хранилище господина шнура, да и только. Поэтому при выборе катушки можно ограничиться любой самоделкой, лишь бы треск душу не бередил (хорошие и дешевые поделки делает до сих пор Виктор Карельский в Петербурге; конечно, ему далеко до знаменитых Вяковских катушек, но Олега уже нет среди нас грешных). Естественно, я не предвижу мотивы, возникшие со мною на вышеупомянутой реке Колпакова - это нонсенс, возникающий раз в десять лет на рыбацкой рулетке. Пожалуй, это был единичный случай из 17-летней практики, когда я не пожалел, что обладаю дорогим «Abel», кстати, также выигранным мною на соревнованиях в США.

Шнур встает во главу угла сразу же после удилища, хотя их бесконечное разнообразие скорее идет на усладу рыбака-любителя и уж очень развитых в индустриальном отношении стран. На деле вам необходимо иметь в загашнике только три имени: плавающий - для баловства с сухими мушками, тонущий - для экзерсисов с нимфами и стриммерами, а также стреляющая головка - шнур с супертяжелым передним концом для сверхдальних забросов. Но опять же, для получения всеобъемлющего удовольствия категория шнура должна соответствовать классу удилища, только тогда вы выжмете из данной комбинации максимальный результат.

Нормальный западный нахлысто-вик прячет за пазухой 20, а то и 30 шнуров. Спросите - зачем? На случай, но более, конечно, для понту, приглаживаясь под бдительную моду. От нее, как известно, спрятаться нельзя, даже на рыбалке. Цвет шнура обычно не играет никакой роли, хотя я, например, предпочитаю светлые тона, здесь догм нет.

Поводки сейчас сплошь конические - большого умения тут не узре-ешь, следует помнить только то, что они не должны быть чересчур короткими - рыба хочет реагировать на шлепок мухи, а не на выхлест шнура. Да, вот еще о чем нужно сказать. После рыбалок следует обязательно протирать нахлыстовые шнуры. Я не беру примера с богатеев, уничтожающих снасти после очередной поездки, а меряю глаз на нормальных до рыбы охотников. Шнуры наиболее подвержены воздействию всякой химической дряни, что вдоволь расплескана ныне по окружающим речкам, поэтому будьте готовы к тому, что на тряпочке тут же осядет вся таблица Менделеева. Тряпочку вы, конечно, выбросите, а вот шнуру лет десять сносу не будет, а то и более.

Из атрибутов признанного нахлы-стовика следует упомянуть еще две вещи: жилетку и поляризационные очки.

Жилетку придумал упомянутый ранее америкос Ли Вульф где - то в тридцатые годы нашего столетия. Ну а сегодня невозможно представить - куда бы мы еще распихали все игрушки от нахлыстовой атрибутики, наверное, у якутского шамана менее ритуальных артифактов, нежели у рядового манипулятора с нахлыстом и шнуром. Вот уж что хорошо клепают в России, так это жилетки - их можно застукать в любой рыболов-но-охотничьей лавочке.

Признаться напрямоту, к проблеме солнцезащитных очков на рыбалке ранее я относился просто наплевательски. Но так всегда и происходит - до сути дела не дороешься, пока «дубина по голове не шарахнет».

Многие пижоны отовариваются «дополнительными глазами» задолго до приобретения спиннинга или лодки. Я же молотил по всевозможным водам блеснами и мухами, совершенно не веруя в чудодейственную силу поляризационных очков, пока однажды на Воложбе не почувствовал себя из рук вон плохо после часов десяти рыболовных упражнений под безрассудным июльским солнцем: в глазах все засиневело, как говорят, - черти забегали. Попив немного студеной воды и зарывшись головою в комариную тень, я очувствовался совсем не вдруг и по возвращении. В Питер забрел за советом к приятелю, полудоктору-полурыбаку, но отнюдь не полудурку.

«Правильный подбор очков также важен, как и выбор удилища, - срезал мои сомнения знаток всего на свете. Твои воложбинские черти не что иное, как обычный эффект синего пятна. Ведь мы получаем зрительные образы от видимого света, который разлагается на цвета в зависимости от длины волны. Синий цвет располагается как раз посредине видимой части спектра и рассеивается В глазу при неполной фокусировке на ретине».

Признаться, к такому мудреному приговору я вовсе не был готов. Мой шибко ученый приятель долго еще щебетал про деструктивный ультрафиолет, вызывающий как обычные ожоги, так и рак кожи, но я припомнил бедоносца Гришку Манюка - находиться с ним в лодке было непросто, без травм не оставался никто. И блеснами, и мухами он косил собутыльников по рыбацкому полку, особенно тех, кто не выполнял армейские нормативы по приседанию, уклоняясь от «меппса» номер 4. Судьба его была остаться без глаз на рыбалке, но по природе своей он был близорук и носил очки, что его и хранило.

При выборе своей первой линии обороны на глазном фронте никогда не покупайте дешевки - вне зависимости от цвета и материала происхождения линз рыболовные солнцезащитные очки обязаны быть поляризационными и на 100% преграждать путь ультрафиолету. Покупка красивых имитаций приведет вас в крайнее раздражение на водоеме и принудит вовсе выкинуть очки на помойку, так как они будут задерживать почти весь отраженный свет, раздражающий глаз и сознание.

Цвет линз немаловажен для эффективности очков в зависимости от погодных условий и состояния воды в предполагаемом месте рыбалки. И хотя на рынке тут и там мелькают розовые и бежевые фотохромные красавцы, большинство профи сходятся к заключению, что наиболее универсальным является светло-коричневый, или янтарный, цвет, пригодный на все «неудобки» погоды. Серый хорош в очень яркие дни при ловле на глубине, когда нету надобности разглядывать склизкие каменюги. Контрастный жёлтый и розовый пригодны при ловле рано утром или поздно вечером.

Вейдерсы столь же необходимый атрибут, как и очки. Сегодняшние технологии отодвигают модный нео-прен на задворки - мембранные ткани позволяют рыболову чувствовать себя комфортно как стоя в воде, так и при внезапном пешем переходе. А это немаловажно - в 1998 году в верховьях Варзины, на Кольском полуострове, мне вдруг пришлось пробрести в трехмиллиметровом неопрене всего-то с десяток километров. В конце маршрута я с печалью обнаружил, что мой хваленый «Hodgman» в промежности вовсю сочится, то ли русский воздух показался не мил, то ли еще чего. А вот мембранные материалы позволяют совершать даже пробежки без особых последствий для вейдерсов и их законного обладателя. Правда, и обычные черные болотники от «Красного треугольника» нельзя зашвыривать в чулан. Не то что душа прикипела, а без них не обойтись как по цене, так и по общедоступности повсеместно. Хотя за качество изделия я поручиться никак не могу.

Сегодня я, как никогда, уверен, что любой по природе страдальник в силах и средствах подсобрать ладное имущество, дабы было чем хвастануть у догорающего вечернего костерка и выпить небодяжной водочки за рыб пойманных, за лососей отпущенных и за наших по страсти сотоварищей.

 


 

 

E-mail: irybalov@narod.ru

© Карта сайта