Народный рыболов

rybolov.tibro.ru

Сайт для любителей рыбной ловли

Главная

Книги

 

 

Меню сайта

О рыбах

Ловля рыбы

Язь

Ёрш

Линь

Лещь

Сазан

Карась

Плотва

Густера

Голавль

Уклейка

Краснопёрка

Щука

Судак

Ротан

Угорь

Окунь

Налим

Лосось
Свой среди рыб

Полезные советы

Рыбацкие байки
Реквизит рыбалова
Словарик рыбалова

Календарь рыболова

Меры безопасности

Рыбные рецепты

 

Ссылки

 

Орфография

Система Orphus

Реклама

 

Реклама

 

Лосось - Жизненый цикл господина

Лосось довольно странный типчик. Сперва года два, а то и все пять он болтается в речке, и мы достаточно хорошо знаем, что он кумекает и почему. Жизнь его строится практически как у маленькой форельки. Но вдруг ни с того ни с сего он заменяет пеструшечье пальтишко на серебряное, что может произойти как в три года, так и в семь, и вразумительных объяснений этому пока еще никто не придумал. Уверены мы лишь в том, что размер его на выпускном балу от 12 до 17 см, вот и все.

Когда же через год - четыре он припожалует обратно в знакомые пенаты, это уже совершенно иной субчик - знающий себе цену, при должном уме, пижон. Чем больше времени он провел в океане, тем он значительнее в размерах (опять же пока никто не просветил рыболовное содружество, почему кто-то гуляет год, а кто-то четыре, ясно лишь, что загулявшие на четыре года ровнехонько во столько же раз и крупнее своих примерных собратьев).

Итак, возвратился. Что же дальше? А дальше он перестает питаться - иначе реки бы опустели от всего живого, и наш приятель начисто подорвал бы свой род, пожирая пестрят по выходным и будням.

Хотя иногда этот типчик может хапнуть блесну или стриммер, или еще чего повкуснее - в зависимости от настроения. На нересте он прозябает от четырех месяцев до года и без талонов на питание, бывает, худеет ровненько наполовину. Обидно как-то получается - входит в реку торпе-дообразным серебряным и упитанным красавцем, а покидает «банкет» уродливым большеголовым потемневшим скелетом. Все, что вытворяет лосось в реке в это время, - чистейший дамский каприз. У меня покоится блестящий тому пример, тем более подтвердить его могут немало сторонних соглядатаев и приспешников.

А стряслось вот что. В 1988 году мне посчастливилось участвовать в знаменитых соревнованиях по на-хлысту (они всего - то одни и были) между сборными командами Росохотрыболовсоюза и «Граут Анлимитед» из США.

Фабула была проста, как партбилет, - либо он есть, либо уступи дорогу другому. Американцы выставили настоящих гвардейцев нахлысто-вого цеха во главе с живым патриархом Ли Вульфом. Зато от России искусством нахлыста владели лишь Лев Строгин (теми годами, пожалуй, сильнейший спортсмен России) и автор этих строк. В команде значились, правда, двое мурманчан, вполне освоивших «бытовой нахлыст», - это когда ты забрасываешь мушку спин-нинговым удилищем, где грузилом является гигантский поплавок, что, собственно, и удерживает приманку на поверхности. Конечно же, такой способ ловли в Катскильских горах на реке Биверкиль не прокатывал никак, и мы бились вдвоем со Львом Михайловичем на струе, куда любители похлестать подбирались еще в начале прошлого века.

Время обозначалось поздне - осеннее, с нулевыми температурами и снизу и сверху и ласкающим закупоренную в тяжелые резиновые вей-дерсы душу леденящим ветерком. Вода в речке проглядывалась насквозь при подмоге поляризационных очков, еще с вечера подаренных всем русским «чекистам» президентом компании «Орвис» Перкинсом. И там и сям наблюдались вяловатые лососевые чушки килограмма по три-четыре. Они рядком стояли подле основной струи, подманивая двуногах игривыми виляниями мощных хвостов. Но тщетны оставались всякие потуги привлечь внимание салмоноидов увертками и приманками абсолютно любых размеров и форм, пород и раскрасок. Я мог бы погрешить на собственную малорослость в нахлыстовом оркестре, но не так - то просто все ставилось на сцене Большого театра, и классик Ли Вульф (a к нему все американские президенты с поклоном подходили), и его моложавая жена Джоан, и не менее опытный русский монстр Строгин значились в совершенном нуле.

Состязаниям отводилось 5 часов, и от скукоты и безысходности я в конце концов решил перешвырнуться по небурливому перекатику на противоположный берег Биверкиля, где еще минут десять назад пялил на нас удивленный глаз непуганый благородный олень. Тут из самой воды притиснулся к берегу зализанный веками каменюга, метров в пять шириной. Повдоль же камня обозначалась приличная ямка, в свою очередь граничившая с основным течением, что давно уже признается альфой и омегой классического лососевого гнездища в дневное время.

Предвкушения не обманули заказчика - в тиховодье парковалось никак не менее десятка рыбин от лососевого корыта. Я, пуская достойные возникшей ситуации слюни, нацепил верняка - мушку «мини-липка» финской фирмы «Куусамо», которая представляет собою блесну-вращалку, весом в один грамм, да еще с тройничком в конце. Обычно «липпа» козырно покрывала всякого рыбьего валета или даже короля, но что-то не складывалось в природе тем пасмурным и брезгливым днем 22 октября. Даже ласковые почёсывания тройничком 16 номера по тушкам и курносым носам рыбин не облегчило мою долю, как, впрочем, и жалкие потуги забагрить хвост - зацеп мал, да и удилище хлипковато для обозначенной забавы.

И тут вдруг выскочил совершенно с иного бока, что как раз и служит лучшим подтверждением непредсказуемости и недоученности лососевого подряда. Минут за сорок до финальной оказии я, любопытства для, привязал тончайший поводок с еле различимой мушкой - «комаром № 18», что задарил мне из дружеского сочувствия пару дней назад местный рыбинспектор.

Над водой же кружились разве что белые мухи, скукотища происходящей мизансцены сводила скулы, и мне ничего не оставалось, как тупо выстрелить шнуром почти на другую сторону струи, метров на 25 - 30. И так я сам себе нравился (еще бы, запросто управился с мудреной снастью!), что начисто прозевал удар долгожданной торпеды. Но, видимо, Бог был на моей лавке   дело решилось само собою - серебристый пострел килограмма на полтора - два сам накололся на мушку, мне же лишь оставалось не осрамить родину и не упустить «Феникса». Мгновенно вспотев от навалившейся ответственности (паспорта даже нам, беспартийным, оформляли в сельхозотделе ЦК КПСС), я таки сумел спроворить победного голубчика.

На следующий день моя радостная рожа появилась во многих американских газетах - как же, обмастерил самого Вульфа! Хотя я лично никакой заслуги совершенно не просматриваю, просто карта легла в нужную сторону - на фига, спрашивается, полувялому осеннему флиртуну сдался «комар» 18 номера? Может, припомнил детство, когда с другими пестрятками от пуза отъедался мошкарней, ведь в море в лососевом желудке легко найти штуки четыре селедочки в полный размер. А может, просто обалдел от ничего не деланья - никто нам объяснения не подтасовал. Но факт остается в истории - в тот день приз я заграбастал и сиял, как сапог кремлевской охраны.

Сабанеев отличал по времени хода лосося многочисленные группы, которые разнятся в величине и цвете - лох петровский, лох Воздвиженский, лох покровский.

Признаюсь сразу, что по костюмчику мне всего милей осенняя семга, идущая в реки с августа, - серебряная целеустремленность, крупная и, пожалуй, самая сильная рыба. Половые продукты у нее незрелые, ведь нерест свершится лишь через год, а пока можно и помурыжить двуногих дуриков.

Сразу после ледохода в реки бежит закройка - группа, отиравшаяся всю зиму в приустьевых пространствах. Закройка - июньский ход (преимущественно крупные самки с развитыми половыми продуктами), нерестящийся в том же году. Межень - июльская крупная семга. В июле же поспевает в родные струн и тинда - мелкие прогонистые самцы до двух килограммов весом, урага-нившие в море только один год и поспешающие бросить семя той же осенью. Их легче всего и ловить, ибо морские походы никак не истерли из памяти пеструшечьи балагуры за вкуснейшими личинками и мушками. Напоследок, в сентябре, объявляется листопадка - мелкие самцы и самки, отгулявшие на морских харчах всего год и тотчас созревшие для увеличения роду семужьего.

Зимующую по ямам семгу ловить очень легко, и хоть это не слишком спортивно, отметить данное озорство стоит, ибо оно имеет место быть, особенно среди местного, не умудренного в современных экивоках населения.

Ледобуром сверлят лунку, поперек которой бросают жердь, за которую и цепляют миллиметровую лесу с простейшей блесной на конце типа «черноспинки» или какой - нибудь другой ложки, чтобы в сантиметрах пятнадцати ото дна колебалась на течении. После прикрывают лунку еловыми лапами, а спустя несколько часов проверяют. Зимний лосось не чета осеннему - тралится, точно прогнивший топляк, не оказывая совершенно никакого сопротивления, будь хоть пудовых развесок и солидных форм. Но мясо его уже начинает терять вкус, хотя оно, конечно, еще не сущая солдатская подметка, как у по-катного вальчака (возвращающиеся в море лохи), черного, несуразно большеголового и плоского, словно нецелованная двенадцатилетняя девочка.

Нерестятся лососи по ночам, чем проворно пользуются лучилыцики, прежде с карбидными лампами, ну а теперь с аккумуляторами достойных размеров. В Ленинградской области 10 ноября отмечается не только День милиции, но и обычно вяловатый снежок, насморк от сырых ног, а также обильный заход лосося в ручьи. Лишь по всполохам над темным разрезом спящей реки можно угадывать, что там происходит, но трудно уверить деревенского бродягу в неспортивности остроги, если его дед и прадед солили «лососа» бочками, хотя всегда брали в расчет его достаток, не позволяя пришлому заправиле хулиганить сверх меры. Например, в деревне Зубакино в Бокситогорском районе под Петербургом местный люд на реку (а течет там знаменитая Воложба - часть старинного волока из Волги в Ладогу) вообще не жалует, промышляя все по окрестным ручьям с поразительными порою результатами. Пользуясь определенной доверухой от местных, мне удалось подсобрать кое - какую статистику по Воложбинскому стаду (хотя, что придумывать, однажды километров пять второпях наседал на пятки некрупному мужиченке в кургузом ватничке и ленинской шапке, громко вслух убеждая его, что я вовсе не окаянный рыбинспектор, а всего-то чумоватый ротозей-любопытник). И хоть мой рекорд в упомянутых ландшафтах всего лишь семерка, но есть у меня заметочка, как попадались здесь ло-сосики и на 14 и на 12 кило. Конечно, это не Оять с ее мамонтами, особенно по осени.

Буквально пару лет назад мой теплейший знакомец, наиколоритнейшая алеховщинская личность (есть такой старинный вепский поселок в Лодейнопольском районе на границе Ленинградской области с Карелией) Олег Карманов в устье реки Шадьмы руками изловил семгу на 24 кг, чему существует черно-белый фотодокумент. Вначале он вообще спутал рыбину с куском лесины, скатившейся по измельчавшей Шадьме к Ояти, - настолько неестественно большими казались размеры стремившейся на нерест дурехи. Но то лето случилось маловодное, вот и осел тяжелеющий дредноут на первом же перекате, не в силах уладить жизненный конфликт, но, значит, на то воля совершалась - не от нас исшедшая и не нами нарушенная. К большому сожалению, подобная бесценная информация никогда не достигнет стола крючкотвора-ученого и не потревожит замусоленные листы совершенно никакой книги рекордов - это все нашенские российские куплеты и басенки!

Лосось для нереста накапывает здоровенный галечный бугор, размеры которого могут достигать от 2,5x1 до 5x0,5 м. До поверхности воды, как правило, остается не менее полуметра - для развития личинок необходима постоянная аэрация и одинаковый температурный режим.

Инкубационный период у атлантического лосося занимает 90 - 200 дней, все зависит от температуры воды (в рыбоводстве даже есть такое понятие - градусодни). Но обычно личинки выклевываются в мае и могут проторчать в речке от двух до семи лет, готовясь к морскому побегу.

Плодовитость у семги - 10000 - 26000 икринок, у озерного лосося 4 - 15 тысяч, в то время как у дальневосточников рекордсмен - чавыча (около 10 тысяч штук). Прочие ж выпули-вают совсем немного - следующий за чавычей кижуч мечет около 5000, а недомерка горбуша и вовсе жалкую горсть - 1500 икринок.

По статистике, для атлантического лосося из 8000 отложенных икринок только две пройдут полный цикл развития и возвратятся во взрослом состоянии обратно в речку.

В заключение наукообразной главы хотелось бы задержать внимание на вопросе перехода лососей из морской воды в пресную и обратно, что обычно вызывает немало пересудов в среде рыболовной братии в отношении «свежести» изловленной рыбины (опять же сленг - свежая, значит, только что зашедшая из моря). И если в океане для мигрирующей семги сделать 50 - 60 километров в сутки сущий пустяк, то в речных эстуариях начинаются песни с танцами.

«Моется рыба, не понимаешь, что ли? - разумел однажды за столом житель деревни Каневка, что на реке Поное на Кольском полуострове, Витька Куроптев. - Попробуй сам подержи руки в соли да спать потом кувырнись - на утро холеру-то прознаешь.»

Зачем он пришпилил сюда холеру - не ведаю, но в целом «политику партии» Витя, простой оленевод, коми по паспорту, понимал правильно.

И здесь кроется одна интереснейшая заковыка. Концентрация солей в рыбе составляет примерно 1/3 от такой же цифры в море, и по всем научным раскладам получается, что вода непременно должна выходить через кожу наружу (рыбы гипоосмотичны по отношению к окружающей среде). В реке же все наоборот - лососи гиперосмотичны к среде и, если бы не существовало специального регуляторного механизма, зашедшая в родную речку рыбка мгновенно бы раздулась и лопнула.

У смолтов перед выходом в море начинают происходить колоссальные изменения в жабрах, почках, кишечнике, гормональной системе. Ведь всю предыдущую жизнь в речке пес-трята энергично получают соль через жабры, выводя избыток воды через поры и посредством уринации. В море лососики принимаются активно пить воду, выделяя избыток солей через жабры (хлоридные клетки совершают этот процесс против градиента концентрации, ибо семужьи почки не продуцируют мочу более концентрированную по солевому составу, чем рыбья кровь). Так вот, привыкание к морской воде длится всего три дня, обратная адаптация взрослых лососей к речным коктейлям занимает 2 - 6 дней. В общем, прав оказался Витек из Каневки - руки мыть нужно, особенно перед едой.

 


 

 

E-mail: irybalov@narod.ru

© Карта сайта